Переведённые интервью Олив - Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » ОЛИВИЯ » Видео/Интервью » Переведённые интервью Олив (ссылки на другие ресурсы)
Переведённые интервью Олив
ellenДата: Суббота, 2010-02-13, 10:50 PM | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 250
Статус: Offline
'A' Magazine #50 (17/12/2009)
 
ellenДата: Воскресенье, 2010-04-18, 4:29 PM | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 250
Статус: Offline
Принцесса-хиппи. Интервью с Оливией Уайлд в январском номере GQ (Италия)

http://house-md.net.ru/news/2010-04-18-2342

 
BaxxterДата: Воскресенье, 2010-11-14, 11:12 AM | Сообщение # 3
Группа: Пользователи
Сообщений: 93
Статус: Offline
Интервью с Оливией Уайлд в журнале Malibu
 
BaxxterДата: Понедельник, 2011-01-03, 6:08 PM | Сообщение # 4
Группа: Пользователи
Сообщений: 93
Статус: Offline
Интервью с Оливией о фильме "Трон: Наследие":

http://www.kinopoisk.ru/level/73/interview/1433469/

http://www.kinonews.ru/article_10790/

http://kinobd.com/news....e_.html

http://afisha.tochka.net/5685-ol....klassno

 
BaxxterДата: Суббота, 2011-01-22, 12:52 PM | Сообщение # 5
Группа: Пользователи
Сообщений: 93
Статус: Offline
Интервью с Джонатаном Такером и Оливией Уайлд (сериал «Братья Доннелли»)

Сериал рассказывает о четырех молодых братьях ирландцах, выходцах из рабочей среды и вовлеченных в организованную преступность Нью-Йорка. Братья Доннелли готовы на все, чтобы защищать друг друга, не взирая ни на что. В главных ролях Кирк Асеведо, Томас Гайри, Билли Луш, Кейт Ноббс, Майкл Стал-Дэвид, Джонатан Такер и Оливия Уайлд.

Сериал снят NBC Universal Television Studio совместно с Blackfriars Bridge Productions. Здесь представлена полная пресс-конференция с Джонатаном Такером и Оливией Уайлд.

Мой первый вопрос Джонатану, интересно, как вы готовились к своей роли, может, слушали, ну, я не знаю, например, Dropkick Murphys.

Джонатан: Вы знаете, я обожаю музыку, я всегда использую ее для съемок, потому что это позволяет мне обыграть момент и некоторые сцены и в целом весь эпизод. Но я не слушаю Dropkick Murphys, потому что их нет на iTunes, мне нравится Flogging Molly, я считаю, это отличная ирландская группа.

Хорошо, следующий вопрос Оливии, во время съемок вас окружали практически одни мужчины, подшучивали над вами?

Оливия: Они прикалывались друг над другом, меня они не трогали. Одно удовольствие работать с ними, и думаю, что я и каждый из них никогда не чувствовали какого-то дискомфорта, не знаю, мне кажется, я чувствовала себя одной из них, и это здорово.

Вопрос: Я понимаю, это актерская работа и вы должны уметь всегда войти в любую роль, и это интересно, потому что оба вы выросли в интеллигентных и артистических семьях, а здесь вам приходится играть такие достаточно жесткие роли. Интересно узнать, как вам удается так глубоко вжиться в свои роли, что вы делаете для этого – ведь это же совершенно другая жизнь, отличная от той, в которой вы выросли.

Оливия Уайлд: Ну, перед съемками фильма, я встретилась с Барбарой Мореско, это жена Боба Мореско, и она рассказала мне, на что походит жизнь молодой девушки рядом с таким окружением, и я использовала полученную информацию, которую считаю просто неоценимой, во время работы в фильме, потому что выросла я в совершенно другом месте. И то, что съемки происходили в Нью Йорке, я тоже считаю очень полезным, потому что это помогло нам с легкостью войти в роль и так же легко общаться с нашей командой, большинство которой как раз выросло в таком окружении, как в фильме. И спасибо Бобу Мореско, он подсказывал нам, как мы должны думать и говорить.

Джонатан Такер: Этот фильм больше, чем просто шоу, он показывает настоящую правду, и мы очень надеемся, что этот фильм отличается от любого другого сериала. Он - более кинематографический. И что касается меня, мне удалось найти верный подход , потому что это напоминало то место, где я вырос. И я был счастлив расти именно там, на Монумент Сквер в Чарльзтаун.

Вопрос: Оливия, вопрос вам. Скажите о своих впечатлениях о Роско, я имею ввиду, вашу первую встречу, и что вы можете сказать о ней, как о человеке?

Olivia Wilde: В ее жизни происходило очень много неприятных вещей, довольно трудное детство. И я восхищаюсь тем, что она никогда не жалела себя, никогда не рассказывала о себе душещипательных историй, которые могли бы вызвать сочувствие, всегда была сильная и стойкая, именно это я попыталась показать в своей героини Дженни.

Вопрос: Женские роли в сериале довольно интересные, например, мать во втором эпизоде, когда она вдруг прячет кровь на воротнике, и когда видишь это, то пытаешься понять, как человек может одновременно хранить в себе и мягкость, и хладнокровие?

Olivia Wilde: Ну, я думаю это такой способ выживания в том безумном мире. И особенно женщины должны оставаться невероятно сильными и притворяться, что они не замечают того, что происходит вокруг них. Именно это и касается героини Кейт, это такая своего рода тренировка для Дженни жить в таком окружении и с чем ей придется столкнуться в будущем, несмотря на то, что она росла как одна из парней, а сейчас она должна укрывать их.

Вопрос: Вот вы, Джонатан, с легкостью вошли в свою роль. А случается ли такое, как в сериале, что вам приходится покрывать кого-то из друзей, например?

Джонатан Такер: Этот сериал о Нью Йорке, об ирландцах и темнокожих ирландцах, о братьях из простого рабочего класса, это универсальная история по отношению к семье, ради которой вы бы пошли на все. У меня есть младшая сестра, которую я очень люблю, но у меня нет братьев, но я абсолютно уверен, что мог бы сделать верный выбор и защитить тех людей, которые мне очень дороги.

Вопрос: Мисс Уайлд, я видел эпизод, в котором вы, так сказать, становитесь соучастницей преступления, пытаетесь покрывать братьев, после несчастного случая, произошедшего в подвале. Как ваша героиня боролась с этими чувствами, желанием защитить их и пониманием, что это не правильно?

Оливия Уайлд: Ей приходится поступать так весь сезон, она пытается бороться с этим, и в конце концов она решает защищать их, потому что они ее семья, но ей нужно немного отдалиться от них, чтоб защитить саму себя. Именно поэтому она отстранилась от Томми, несмотря на то, что любит его. И вот сейчас, она борется с этим и отступает назад, хотя сознательно понимает, что не освободит себя от этой ответственности.

Вопрос Джонатану: В конце первого эпизода вы играете настоящего головореза, и выглядите очень- очень убедительно, но я знаю, что ваш отец – замечательный профессор искусств, помогал ли он вам готовиться к вашей роли? Возможно, были тренировки с оружием?

Джонатан Такер: Мой отец преподает в одном из общественных учреждений Бостона, который объединяет почти 60 колледжей и университетов, он работает с людьми, которые уже работают и средний возраст его учеников составляет 27 лет, у многих из них есть дети и множество проблем, но они находят время один или два раза в неделю прийти на занятие, чтобы поговорить о Французском импрессионизме и обсудить современную скульптуру. И этот опыт был частью моей жизни благодаря отцу. А что касается оружия, и всех тех тонкостей, которые связаны с этой работой, вы просто соглашаетесь на это. Чтобы правдоподобно сыграть эту роль, приходится много тренироваться, вплоть до вождения машины, но благодаря тому, что мы работаем с отличными ребятами, получается все здорово.

Вопрос Оливии, недавно вычитал где-то, что вы – принцесса, это так?

Olivia Wilde: Отец моего мужа был принцем, к сожалению, он умер несколько лет назад, ну и по закону мой муж является принцем, а я принцессой. Вообще, этим титулом были наделены несколько семей в Риме в 15 веке по приказу Папы Римского, и многие меня называют принцессой Оливией, особенно в письменной форме, но, если честно, я не считаю себя принцессой.

Вопрос: Удалось ли вам перенести этот опыт на вашу героиню, когда она собралась выйти замуж?

Оливия Уайлд: Когда я прочитала сценарий, подумала, надо же, никогда еще не приходилось играть того, кто собирается выйти замуж в 18 лет, и я всерьез приняла тот факт, действительно идти против нормы и сделать так, как обычно 18летние девушки не поступают. Нужно чуть-чуть отличаться от других, быть немного чудной. Именно это я увидела в Дженни и в самой себе, что помогло понять ее поведение, и считаю, что другим девушкам это бы далось труднее.

Вопрос Оливии. Я читал о том, что вы выросли в Дублине, и вот мне интересно, знали ли вы семьи похожие на семью Доннелли, не обязательно из криминального окружения, я имею ввиду, вот эту сплоченность, привязанность между родными. И беспокоило ли вас то, что вам приходится показывать в этом сериале негативную сторону ирландцев, которая является стереотипом.

Olivia Wilde: Ну, мой отец родом из County Waterford, это на юге Ирландии, и я ходила в актерскую школу в Дублине, но когда я была маленькой, то часто бывала на юге Ирландии в очень маленькой рыбацкой деревне под названием Old Morrick, с населением в несколько тысяч человек. Некоторые дети росли без родителей и когда они становились взрослыми, пытались создать большие и дружные семьи. У Ирландцев в крови – заботиться друг о друге, и со всеми трудностями они борются вместе со своими друзьями и семьей. И это определенно помогло мне во время съемок. Я не была знакома с такой семьей, как Доннелли, но в нашем городе жила очень большая и дружная семья Хеннесси, и я всегда хотела быть одной из них, поэтому я прекрасно понимаю это чувство, быть не просто родными в семье, а настоящими друзьями. Но, несмотря на то, что они очень привязаны к друг другу, я считаю, что американо-ирландские семьи очень отличаются от настоящих ирландских семей. Я не считаю, что в сериале представлен какой-то негативный стереотип, я думаю, что зритель увидит самое главное – это семья, которая сплачивает всех, несмотря ни на что, и это очень изолированное общество, от которого очень тяжело абстрагироваться. Все это основано на реальных событиях, и я очень надеюсь, что ирландцы не будут оскорблены некоторыми эпизодами в фильме, потому что, как я уже сказала, ирландцы очень отличаются от американо-ирландцев.

Джонатан Такер: В сериале в полной мере можно увидеть и насилие, и алкоголь, и отчаянное упорство молодых ребят, и огромную любовь, но самое главное, семейные ценности.

Вопрос: Вот у вас, Джонатан, есть знакомые ирландцы, и были ли какие-то отзывы, после того, как сериал вышел на экраны?

Джонатан Такер: Как я уже сказал, я рос в Бостоне по соседству с такими семьями, и я думаю, что им будет интересно увидеть, так сказать себя, в истории этого сериала.

Вопрос: Джонатан, ваша роль началась с попытки быть миротворцем, но потом ваш герой попал в эти ужасные неприятности, и мне интересно кем вы являетесь для своих друзей, миротворцем или нарушителем спокойствия?

Джонатан Такер: Возможно я и тот и тот по не многу, актеры походят немного на Близнецов, две стороны личности, я всегда борюсь за мир, но иногда бывают и исключения.

Вопрос: Угоняли машину подростком?

Джонатан Такер: О да!

Вопрос: Оливия, а вы были девочкой-сорванцом в детстве, может, носились по улицам с мальчишками?

Olivia Wilde: Да! Я была сорванцом, но у меня не было братьев, хотя я всегда мечтала о них, поэтому некоторых из моих друзей я считала настоящими братьями.

Вопрос: Ваша героиня во многом похожа на вас, когда вы были моложе?

Оливия Уайлд: Да, это точно, мы во многом похожи с Дженни, но, я становлюсь старше, и во мне появилось больше женственности, и хотя у меня много подруг, но я все ещё чувствую себя девочкой-сорванцом. Думаю, то же самое можно увидеть и в Дженни. Забавно, я всегда представляла себе, вот если бы в новом сезоне мы увидели Дженни, крутящейся перед зеркалом для какой-нибудь вечеринки, или чего то подобного, ммм..я бы с удовольствием посмотрела на это.

Вопрос: Считаете, это было бы здорово?

Olivia Wilde: Она не совсем женственная, и было бы интересно увидеть, как она пытается ею быть.

Вопрос для вас двоих. Тяжело ли вам ждать долгие месяцы появления сериала на экране, когда он уже закончен?

Оливия Уайлд: Это мучительно. (смеётся)

Джонатан Такер: И Оливия и я уже говорили об этом. Я считаю, работа в этом сериале – бесценный опыт для нас, ну и эмоционально мучительный. Съемки, поездки и потом выход на экран, и думаешь, смотрят его люди или нет, и это только малая часть. А сейчас мы просто рады вам, ребята, что вы здесь. Я благодарен за то, что вы говорите с нами. Я думаю, работа в этом сериале изменила нас и как актеров, и как людей. И это впечатляет.

Вопрос: Джонатан, в конце первого эпизода, ваш герой совершенно меняется, интересно, что вы подумали тогда, вернется ли он когда-нибудь, чтобы искупить свою вину, за то, что он перешел черту?

Джонатан Такер: Думаю, да, это совершенно очевидно. Мой герой хочет и готов исправить свои ошибки, и если бы он не хотел этого, у нас были бы серьезные проблемы. И я думаю, что люди готовы и хотят помочь, в конце концов, это история о Нью Йорке, об ирландском преступном мире, но, это история и о семье. Об этом не нужно забывать.

Вопрос: Оливия, сериал совсем не похож на романтическую историю, и можете ли вы представить себе такую картину, что вы, как гангстер, носитесь с пистолетом в руке, как те ребята, с которыми вы вместе снимались?

Olivia Wilde: Дженни становится более крепкой и жесткой. Да, мне это нравится, мне нравится ее сила. Вы уже много раз наверно думали, вот, если бы я была Дженни, я бы уже кого-нибудь убила. Но она научилась сдерживать и контролировать себя. Она совершенно по другому относится ко многим вещам. Но, она становится сильнее. И единственная причина, по которой она не борется как все остальные, то, что она не считает это правильным решением, но, в конечном счете, она теряет контроль.

Вопрос: Вот вы, Джонатан, играли парня, который носился по улицам, преследуя кого-то, принимали участие в грязных разборках. Какие чувства вызывало у вас это?

Джонатан Такер: Ну, все это делает более правдивой историю, которую мы пытались рассказать. И находясь с этими людьми, в таком окружении – все это помогает нам, как актерам показать эту историю на экране.

Вопрос: Какой была ваша реакция, когда вы впервые прочитали сценарий сериала?

Оливия Уайлд: Когда я первый раз прочитала сценарий, то была в полном изумлении от того, что это был не фильм, а сериал. Но читался он как фильм, это был, пожалуй, один из лучших сценариев, которые я прочитала за последний год. И сначала я хотела отказаться, но когда прочитала во второй раз сценарий, поняла, что должна попытаться сыграть эту роль, хотя никогда и не думала, что способна играть что-либо подобное.

Джонатан Такер: И у меня была похожая реакция. Я несколько раз перечитывал сценарий и он казался мне совсем не интересным. Это было трудное решение. Я не хотел играть подобного героя, и сейчас, оглядываясь назад и вспоминая, как тяжело было принять это решение, я нисколько не жалею об этом.

Вопрос: Хочется узнать больше об отношениях между Дженни и Томми. Вот в первом эпизоде было сказано, что Дженни замужем, но потом об этом ни разу не упоминалось. Так правда ли, что у Дженни есть муж и жив ли он?

Olivia Wilde: Нет, ее муж умер, но она об этом еще не знает, а может, мы думаем, что она не знает. Никто не решается сказать правду бедняжке Дженни. Идея в том, что она либо не хочет в это верит, либо знает все. Я думаю, это выяснится позднее, во всяком случае, мы хотели бы, чтобы так было. Там не так то просто получить развод. Для такой девушки, как она быть брошенной считается позором. Она вышла замуж, чтобы решить некоторые проблемы, но ничего не получилось. Итак, она пытается что-то сделать, но совершает много ошибок. Она не может быть настоящей католичкой. В её жизни множество проблем и это одна из них, и чем дальше, тем сложнее.

Вопрос: Я знаю, что действия в сериале происходят в более современное время. Какой был ваш гардероб, ребята? Что вы носили? Как вы думаете, соответствует ли это тому, что носили бы в Нью Йорке в это время?

Оливия Уайлд: Да, наш костюмер побывала в местных магазинах, но там не было одежды марки A&F, например, и даже ничего подобного. Она прошлась по некоторым универмагам, где нашла для нас одежду, но я думаю, это не совсем то, что носили во времена Доннелли. Но, все же она отличный костюмер, и ей удалось сделать так, что мы не выглядели слишком современно или вычурно. Она выбрала как раз тот самый верный вариант, который соответствовал действительности.

Вопрос: Джонатан, вас не узнать почти, вы так коротко подстриглись. Готовитесь к какой-то роли?

Джонатан Такер: Я только что вернулся из Морокко, где играл небольшую роль в фильме ‘Medallion of Alice’, это была роль солдата, поэтому и пришлось так коротко подстричься.

Вопрос: Оливия, безусловно, многие знают вас по сериалу «Одинокие сердца», я имею ввиду в Великобритании. Не могли бы вы немного рассказать о том, как эта роль затронула вас и о контрасте между этой ролью и ролью в сериале «Братья Донелли»?

Olivia Wilde: Ну, роль в «Одиноких сердцах» была удивительной, потому что я и не предполагала, как много людей она затронет. Я до сих пор получаю письма от молодых девушек со всего мира, которые пишут, что я помогла им относиться к себе с уважением, потому что они девушки с нетрадиционной сексуальной ориентацией. И поэтому, для меня было важно сыграть эту роль, я даже чувствую, что это изменило жизнь некоторых людей. Сходство между Дженни и Алекс, девушкой из «Одиноких сердец», в том, что обе они посторонние, чужие, а различие в том, что Дженни многого не знает, например, она совсем не разбирается в поп-культуре. У нее никогда не было такой возможности. Она не могла посещать школу. Обе они из разных миров, но их объединяет то, что они не такие, как все, а я обожаю играть такие роли.

Вопрос: Хочу спросить вас обоих. Есть ли какое-то самое большое препятствие перед вашими героями? Дженни все еще думает, что она замужем или она слишком запугана, а возможно она влюблена в Шона, или дело в чем-то другом?

Оливия Уайлд: Разница этого сериала от другой телевизионной драмы в том, что когда дело доходит до каких-то любовных историй, мы говорим – нет, о какой любви может идти речь, когда вокруг так много вопросов жизни и смерти, требующих немедленного решения. Ставки слишком высоки и я думаю, они оба это осознают. Дженни хотела, чтобы Томми был с ней, она пыталась спасти его жизнь, потому что видела, как он катится вниз, как прожигает свою жизнь. Именно так я и думаю. Очень трудно принять верное решение, часто мы идем на поводу у своих инстинктов и не предполагаем, что может что-то произойти. Не думаю, что в действительности она замужем, мне кажется, он знает, что её муж мертв, но не решается сказать ей правду. И возможно, она догадывается о том, что он не вернется. Но ставки слишком высоки, чтобы сдаться.

Джонатан Такер: Мы не можем знать абсолютно все, мы видим только 5% того, что находится над поверхностью, остальное для нас просто скрыто. В сериале мы постоянно боремся против кого-то. И то, что происходит между Томми и Дженни – частичная правда. Мы боремся, несмотря на то, как сильно мы заботимся друг о друге или насколько сильно что-то нам причиняет боль.

Оливия Уайлд: Надеюсь, многие захотят последовать примеру таких отношений, потому что это интересно.

Вопрос: Ребята, вы всегда хотели быть актерами, когда росли, или думали о другой профессии?

Olivia Wilde: Да, для меня не существовало никакой другой профессии. Я была бы либо актрисой, либо лежала в психушке! Если бы у нас не было такой профессии, что бы тогда делали? Я так счастлива, что могу быть разной, говорить сама с собой и получать за это деньги. Это то, о чем я всегда мечтала.

Джонатан Такер: Да, это похоже на то, чем старше мы становимся, чем больше мы играем и снимаемся, тем больше это напоминает то время, когда мы были детьми, когда мы играли, переодевались, одевали на себя какие-то костюмы. И не важно, кто вам что-то говорит или не говорит, вы не хотите останавливаться и готовы заниматься этим часами. Я считаю, это потрясающе играть и быть актером, чувствовать, как актер, переживать все это снова и снова.

Вопрос: Что вы почувствовали, когда впервые встали перед камерой?

Джонатан Такер: Мне было 11 лет и я помню, как я оглядел все вокруг себя и сказал ‘Это здорово! Это то, чем я хочу заниматься!’

Olivia Wilde: Да, я абсолютно с этим согласна. Ничего кроме этого не существует для меня. Сейчас я знаю, что это такое и готова пожертвовать всем, чтобы быть актрисой.

Вопрос: Джонатан, вы упомянули, что собираетесь работать еще в одном фильме Пола Хаггиса. Вы наверняка знаете, что он выиграл две премии Академии и стал такой величественной фигурой. Расскажите немного о том, на что было похоже ваше знакомство с Полом Хаггисом? Была ли ваша встреча интересной или удивительной?

Джонатан Такер: Замечательный вопрос. Пол и Бобби, авторы сериала, работали вместе с нами над ним каждый день. Тогда произошла наше знакомство. И потом я видел, как Пол работает над своим фильмом с такими замечательными актерами, как Томми Ли Джонс, Шарлиз Терон, Сьюзан Сарендон. И он работал точно так же, как с нами в этом сериале. Пол – потрясающий человек, обладающий невероятным сочувствием. Когда вы работаете с ним, то чувствуете его и за камерой, и будто бы он рядом с вами. Он может находиться слишком близко к вам и как будто бы проходить сквозь вас, настолько сильно он вас чувствует. Как актер, он является огромной частью всего представления, он просто выдающийся человек и занимает важное место в моей жизни.

Оливия Уайлд: Он был не просто режиссером, но и руководил монтажом, он всегда был открыт для нас. Он мог позвонить мне рано утром и посоветоваться со мной, а вот что лучше сказать Дженни здесь, и как ей лучше всего повести себя в этой или иной ситуации? Он просто замечательный человек.

Джонатан Такер: Вы знаете, каждый воспринимает происходящее по своему. Я имею ввиду, вы можете либо позитивно, или же негативно воспринимать его прошлые фильмы или предстоящие проекты.

Отлично, огромное спасибо вам за то, что были с нами, Джонатан и Оливия! Вы оба очень интересные и красноречивые молодые люди.

Оливия Уайлд: Спасибо вам ребята!

Перевод: HELENA

Сообщение отредактировал Baxxter - Суббота, 2011-01-22, 12:55 PM
 
ellenДата: Понедельник, 2011-08-01, 5:54 PM | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 250
Статус: Offline
Оливия Уайлд: Дикая сердцем.
Ссылка на оригинал: http://house-md.net.ru/news....16-3000

Балансирующая на грани статуса мегазвезды и только что разведенная с итальянским принцем, Оливия Уайлд пишет свою собственную сказку.

Если вы попробуете сочинить наикрутейшую биографию для молодой сексуальной актрисы - она вряд ли сможет соперничать с реальной историей Оливии Уайлд.

Свободная духом, воспитанная в интеллектуальной ирландско-американской семье, известной по обе стороны Атлантики, Уайлд является дочью признанных в мире журналистов, которые также прославились своими вечеринками, такими бурными, что однажды их гость Мик Джаггер собственноручно уложил маленькую Оливию спать.

В 18 она сбежала с итальянским принцем из еще более гламурной семьи (его отец, знаменитый плейбой, как известно, вдохновивший Федерико Феллини на его классический фильм "Сладкая Жизнь"), у которой вдобавок во владении древний тысячелетний замок.

Что касается карьеры Уайлд, то после выпуска из Академии Филлипса, престижной подготовительной школы в Массачусеттсе и года уговаривания родителей дать ей шанс попытать счастья в Лос Анжелесе перед поступлением в колледж, она так быстро достигла успеха, что ни о какой дальнейшей учебе не могло быть и речи. А теперь, когда ей 27, и на подходе 6 новых фильмов с её участием - её статус "новое лицо" сменился на статус "звезда в расцвете лет".

Но ни кому уже нет дела до ее истории после того, как она загипнотизировала всех своими миндалевидными зелеными глазами и остро очерченными скулами. Мы договорились пообедать в Музее Современного Искусства Нью Йорка, но несмотря на ее приковывающий взоры внешний вид, я не могу найти ее в заполненном людьми лобби - до тех пор, пока она внезапно не материлизуется передо мной. Она такая высокая (ну ладно, она одела действительно высокие каблуки) и неземная, что становится сразу очевидно, почему она стала главным секс-символом для умников. "Очень странно видеть людей, одетых как я на Хэллоуин" - признает Уайлд, чей костюм для фильма "Трон: Наследие" произвел неизгладимое впечатление на одержимых фанатов научной фантастики.

В телевизионной медицинской драме "Доктор Хаус", она играет Тринадцать, загадочного бисексуального доктора с болезнью Хантингтона, которая помогает уйти из жизни своему брату, еще одной жертве неизлечимой болезни. она свободно оперирует сложными медицинскими терминами и загадочными диагнозами, которые могли бы звучать нелепо из уст менее умной актрисы. Но Уайлд выглядит и говорит необычайно (и даже чрезвычайно) интеллектуально - полярная противоположность сонму пустоглазых блондинок, которых Голливудский конвейер штампует как кукол Барби.

Уайлд отличается во всем - и прямо сейчас вся ее жизнь отличается от всего того, чем она была известна в прошлом. Зимой она рассталась со своим мужем Тао Русполи, с которым прожила в браке 8 лет, а в марте она подписала документы о разводе.

"Травма от всего этого была подавляющей, и впервые я немного пошатнулась" - признает она. "У меня своего рода задержка развития, из-за того, что свои 20 я провела с таким человеком, действительно любящим заботиться обо мне, как мой муж. Но мне кажется, очень полезно побыть одной. Ты должен уметь быть один и быть независим от другого человека".

Эмоциональная смута - с кем не бывает? Однако: "Я твердила себе - облом! - и лучшим выходом из этой ситуации стало осознание своего несовершенства. Есть страх, что все в тебе разочаруются, но я же человек. Я живу не для того, чтоб соответствовать чьим-то идеалам.".

И признание этого факта закаляет твой характер, говорит Уайлд: "Это делает тебя более чуткой, и я думаю, это сделало меня лучше как актрису. Слабость - это то, что мы не любим признавать. Мы обвиняем в этом других людей до тех пор, пока сами не испытаем ее, и потом мы чувствуем еще большее сожаление из-за этого". Она улыбается. "Дэвид Шор, создатель "Хауса", сказал мне: ты должна разводиться каждый год; твои актерская игра никогда не была лучше чем сейчас!"

Уайлд выглядит смирившейся с тем, как закончился ее брак."Пусть даже он распался - я ни о чём не жалею" - говорит она. "Мы друзья; его семья - это моя семья. У тебя всегда есть выбор, ты можешь рассердиться и перестать быть друзьями. Но я не могу представить, как это зайти в комнату и увидеть кого-то, с кем у меня вражда. Я не могу сохранять плохие отношения с людьми. У нас с самого начала был уговор, что да, мы сошли с ума, но мы делаем это, потому что мы любим друг друга и это делает нас счастливыми. Единственная причина для развода будет, если кто-то из нас перестанет быть счастливым. Жизнь очень коротка. После того, как мы действительно пытались заставить наши отношения равиваться так же, как развивались наши жизни, я поняла, что это было неестественной эволюцией. Когда отношения становятся усилием над тем, чтобы они сработали, они теряют свою красоту и этот оптимистический богемный дух, который свел нас вместе. Я не думаю, что любовь должна быть усилием. Мои родители женаты 35 лет. Они сказали: "Вы должны работать над этим. Ничего не поделаешь". Но мы пытались, и это не сделало нас счастливыми".

Уайлд вздыхает. "В конце концов, может быть, просто я нелепый романтик. У меня слишком высокие стандарты относительно всех сторон жизни - моей работы, моих отношений, еды, любви. Я не могу просто притворяться".

То, что она теперь одинока еще больше усложнет ее социальную жизнь. "Я пытаюсь быть взрослой, вступая в такой бассейн с акулами как отношения, но я в этом безнадежна" - признает она. "Я думаю о себе, что я очень крутая и независимая, и вовсе не ревнивая, но я люблю ясность. Я задаю много вопросов. Парень недавно сказал мне: "Может, это потому что тебя воспитали журналисты, но тебе действительно нужны факты!"

Однако несмотря на свою любовь к допросам Уайлд, которую журнал Maxim назвал самой сексуальной в 2009, не испытывает недостаток в поклонниках. Ньюйорская рубрика сплетен Page Six, до июня неустанно следившая за ее свиданиями, сводила ее со многими видными холостяками, начиная Бредли Купером и Джастином Тимберлейком и заканчивая Салманом Рушди, бывшим мужем Падмы Лакшми.

Уайлд говорит, что она ни с кем не встречается, но ее растущая звездность уже стала проблемой. "Это усложняет отношения" - говорит она. "Ты идешь на свидание, и все думают, что вы уже встречаетесь. Это способно задушить чувства в самом начале, как хрупкий росток. Если кто-то начинает с тобой встречаться, то он знает, что вас заснимут, о вас напишут и расследуют ваши отношения".

Так что же она ищет в мужчине? "Да просто того, кто умён, забавен, интересен, любознателен и не боится быть с сильной женщиной", - говорит она.

И пока это как раз то, чего она лишилась, уйдя от Русполи. "Он задал высокую планку", говорит Уайлд. "Это было настоящее счастье - быть с тем, кто позволял мне быть самой собою".

С самого начала, говорит она, "Я считала его самым обворожительным человеком, кого я встречала. Он жил в школьном автобусе, делая фильмы, и мы поженились в автобусе. Это было в Венеции (Калифорния), но мы вели кочевой образ жизни. Я просыпалась в мчащемся автобусе, и я спрашивала: "Куда мы едем?" - и он отвечал: "Давай поживем немного в Малибу". Это было замечательно, своего рода богемная жизнь".

Ей было только 18 - так зачем они поженились, а не ограничились обычной любовной интрижкой? "Суть - в перспективе, в выборе для семейной жизни" - объясняет Уайлд. "У нас просто было очень четкое чувство, что нам нужно стать семьей".

Несмотря на это Уайлд не рассказала своим родителям о браке, пока не сбежала. "Они были шокированы, но я всегда делала то, что мне хочется" - говорит она. "Когда Тао спросил моего отца, что он чувствует по этому поводу, мой папа сказал, что они привыкли к тому, что Оливия делает все по-своему. Они всегда знали, что я очень независимая.

Уайлд благодарит своих родителей за то, что они поддерживали эту независимость с ранних лет. "Я хотела быть актрисой сколько себя помню. Меня переполняла безбрежная, неукротимая энергия, и актерство позволило мне направить ее в определенное русло. Если бы у меня были другие родители, возможно меня бы от этого лечили. У меня в детстве было очень развито воображение, и играть разных персонажей было для меня терапией. Я лежала в кровати ночью, сочиняя истории; если я играла роль, то я испытывала счастье. С ранних лет для меня было наркотиком возможность включаться в вооброжаемую реальность и играть в ней. Мне повезло родиться в семье, которая поощряла мою творческость, и это изменило меня. Меня воспринимали всерьез, и я думаю, что это огромное преимущество".

Ее семья была весьма политизированной, и Уайлд росла с сильными социальными убеждениями. Ее дед Клод Кокбёрн был социальным писателем и журналистом; ее дядя Александр Кокбёрн - радикальный журналист и многолетний обозреватель The Nation; а ее родители Лесли и Эндрю Кокбёрн - писатели и режиссеры, в чьём творчестве отразилось время.

Впервые Уайлд побывала на Гаити ребенком со своей матерью, и сейчас она часто возвращается туда для работы волонтером. Она также пошла по стопам своих родителей, решившись на создание кино; Уайлд была копродюсером документального фильма о гаитянском лагере беженцов под названием "Sun City Picture House", премьера которого состоялась на кинофестивале Tribeca Film Festival, и сейчас она делает другой фильм о бейсбольной команде Малая Лига в гаитянском палаточном городе.

Она считает эту благотворительность важным приоритетом. "Я очень заинтересована в том, чтобы филантропия была доступной молодым людям. Идея волонтерства не подходит богатым, более взрослым людям или тем, кто предпочитает роскошную жизнь. Я очень много работала у Обамы, но когда кампания закончилась, люди перестали участвовать. Моя страсть в том, чтобы привлечь для участия более молодые поколения - что в каком-то смысле эгоистично, потому что отдавать - это путь к счастью. Каждый раз когда я возвращаюсь в Гаити, я действительно счастлива. Если мы покажем молодым людям, что это круто отдавать, круто быть волонтером, мы можем сделать своего рода революцию".

И она видит срочную необходимость перемены. "Я бы хотела переключить всеобщее внимание с сестер Кардашьян на Врачей без границ и службу помощи" - говорит Уайлд. "Давайте переформулируем понятие скандала. Скандал - это не кто с кем встречается, скандал - это факт, что 1,2 миллиона человек до сих пор живут в палатках на Гаити, и люди мрут от холеры, потому что непальские солдаты сбрасывали дерьмо со своих биотуалетов в реку. Вот это чертов скандал. Если бы 15-летние услышали об этом вместо всей этой пластической хирургии или изменах в Голливуде, я смотрела бы в будущее оптимистичнее".

Будущее самой Уайлд выглядит в настоящий момент сияюще светлым. Среди следующих фильмов с ее участием такие блокбастеры как "Ковбои против пришельцев", научно-фантастический вестерн с Харрисоном Фордом и Дэниелом Крейгом, и "Хочу как ты", комедия об обмене телами с Джесоном Бэйтманом и Райном Рейнолдсом.

Она отлично знает о том, какая она везучая. "Мне повезло получить жизнь, за которую 99,9 процентов людей в мире готовы были бы убить" - говорит она.

И сейчас она намерена прожить эту жизнь по полной: "Моя цель - прожить так, чтобы умереть без сожалений или чувства, что я что-то пропустила". Она делает паузу и затем - все-таки она дочь своих родителей - честно добавляет: "А также быть мудрым, хорошим человеком".

Автор - Лесли Беннеттс

Перевод - maiden_marina
 
Форум » ОЛИВИЯ » Видео/Интервью » Переведённые интервью Олив (ссылки на другие ресурсы)
Страница 1 из 11
Поиск:

Ваш профиль
Воскресенье
2016-12-11
1:18 AM

[ Управление профилем ]
Twitter Оливии
Видео с переводом
<
Случайное фото
чат
Музыка On-Line
Наш опрос
Оливии больше идёт быть... блондинкой или брюнеткой?
Всего ответов: 536
Наш Баннер

[Получить Код Баннера]
Друзья сайта
Частная Практика/Private Practice - Русский фан-сайт
Фильмы онлайнФан сайт Марка Уолберга.
Фан-сайт Майкла С. Холла
88x31
Остальные
сайты-друзья
Статистика

Check Google Page Rank
Яндекс цитирования