Главная » Статьи » Интервью

Большое интервью Оливии Уайлд - январь 2009
Брайан Форд Салливан: Когда Вы попали в сериал «Доктор Хаус», интрига была покруче, чем в шоу "Survivor" («Последний герой»). Какими были Ваши ожидания на счёт будущего, когда Вы окунулись во всё это?

Оливия Уайлд: О, их не было. Я здорово повеселилась на съёмках тех 8-ми эпизодах, на которые я и подписывалась; о дальнейшем участии в шоу я не задумывалась в то время. Было очень необычно быть среди всех этих людей, которые могли стать новыми докторами в сериале, а могли и не стать. Это было потрясающее время для нас всех; для меня это было одним из самых запоминающихся моментов в карьере. Так что я не знала, что будет дальше. Съёмка и в одном эпизоде «Хауса» - очень большая честь, редко попадается такой интеллектуальный материал; возможность играть столь независимую и профессиональную женщину. Когда подходила очередь съёмок восьмого эпизода, который должен был стать для меня последним, я была счастлива, несмотря на «конец». А узнать потом, что я буду частью этой большой семьи было просто невероятным и удивительным событием. Я была в восторге.

Как Вам описали Вашу героиню, Тринадцатую?

Это получилось забавно. На первой встрече с продюсерами, я пыталась узнать кто же я, кого буду играть, а продюсеры сказали только то, что она таинственная. Но это мне ничего не давало, так что они немного рассекретили её: «Она всё личное держит в себе, и не собирается давать Хаусу орудие манипуляции ею. Она умница; часто знает ответ, но не всегда произнесёт его вслух. Скромная и упрямая, тихая и независимая». Услышав это, я ответила, что собираюсь наполнить её чем-то простым человеческим, и сделала её немного занудной, несмотря на то, что может быть это только в моём представлении она такая. И занудность эта у неё от меня. Это единственная часть Оливии в Тринадцатой. Она - не суперчеловек, в ней есть неуверенность. По мере того, как сценаристы сами узнавали её, они придумывали разные «испытания», например синдром Хантингтона, - трагичный поворот, который поднимает философские вопросы о жизни: хотели бы вы знать о своей наследственной болезни? Хотели бы знать, что Вам осталось жить только 9 лет? Такие вопросы весьма интересны и глубоки, и в «Докторе Хаусе» они поднимаются довольно часто. А вопросы о морали появляются почти каждую неделю.


Вы знали, что у Тринадцатой обнаружится синдром Хантингтона или это было неожиданностью?

Я узнала в то время, что и наши зрители. Получив сценарий серии, где она говорит, что её мать умерла от Хантингтона, я начала читать об этой болезни, и поняла, что у неё есть 50% вероятности того, что и у неё есть этот синдром. И конечно понятно, почему Хаус подстёгивает её к сдаче теста – ему же невыносима неизвестность. Хаус и Тринадцатая похожи во многом, но и расхождений в них тоже предостаточно – амбициозность, сексуальность… Хаусу не нравится идея бисексуальности – всё должно быть или белое или черное, или ты гей или натурал, болеешь ли ты синдромом Хантингтона или нет. Ему неудобно существовать в обстановке неопределённости. Он подталкивает Тринадцатую узнать результат, и она узнаёт, что больна. Далее для неё начинается период саморазрушения, что очень интересно играть как актрисе, потому как это очень непростая задача. Недавно был показан эпизод, в котором пациент берёт нас в заложники ("Last Resort" – «Крайний шаг»). Он явился переломным и в каком-то роде откровением для Тринадцатой. В начале эпизода она является мученицей и ищет лёгкие пути, чтобы больше не страдать. А к концу принимает решение, что будет сражаться за жизнь. Хаус называет её трусихой, она осмысливает это и до неё доходит, что она хочет жить, что она имеет причины бороться с болезнью, даже если думает, что шансов нет. Это так трагично! С этого её личность меняется навсегда. Мне всегда интересно наблюдать за сценаристами, которые придумывают всё новые повороты, вот например милые отношения с Форманом, который с самого начала говорил Тринадцатой беречь здоровье и выбрать жизнь, приобретут новое значение. Работа в "Хаусе" - это потрясающе, такая честь для меня, не могу до сих пор поверить! Я начинала, надеясь всего на одну совместную сцену с Хаусом. И теперь меня окружают прекрасные актёры. Я рада сниматься в пятом сезоне, он для меня полон сюрпризов, и я просто счастлива быть частью всего этого.

Каким для Вас был сериал «Доктор Хаус», когда Вы являлись только его зрителем?

Я смотрела «Хауса», так как я являлась фанаткой Хью Лори со времён «Чёрной Гадюки» и «Шоу Фрая и Лори». У меня есть несколько родственников-англичан и я знала, что у них Лори – это английский Джим Кэрри. И тогда кто-то мне сказал, что «Лори играет в одном американском сериале очень драматического героя». И я решила посмотреть на него в «Хаусе», потому что герой был поразительно непохожим на предыдущие его работы. Риск, который на себя берёт Хью каждый день просто огромный. Он делает такие вещи, что другой актёр на его месте предпочёл умереть, чем творить такое – не бояться оказаться ослом, а выполнять высокопрофессиональную работу. Он один единственный может это делать. Я изредка смотрела «Доктора Хауса» только из-за Хью, но потом увидела, что и от прекрасных актрис в шоу можно тоже чему-нибудь поучиться. Вот тогда я и начала регулярно смотреть это шоу.


А что полезного Вы вынесли из совместной работы с Хью?

Боже! Наверное, рисковать и делать выбор, а потом следовать ему и ни в коем случае не сомневаться, а наоборот, радоваться. Я научилась быть профессионалом – Хью задаёт на съёмочной площадке тон, и ему следуют абсолютно все. На площадке нет никакой драмы; люди очень правильно относятся к своему таланту и к своему времени. Неважно, включена ли камера или нет, ты отдаёшься на 100% и взамен получаешь тоже самое. Всё это я узнала благодаря Хью. Он научил меня, как существовать в этом бизнесе, ведь он относится ко всему этому благоразумно. Он не позволяет популярности затмить ему голову, унести его. Кроме того, он это всё высмеивает. Не знаю, может потому что он англичанин – прямой и остроумный. Он знает, что бизнес этот – временный и хрупкий, а все номинации, которые мы получаем, все вечеринки и премии ещё больше заставляют ценить каждый день, проведённый на роботе. Это самый главный урок для меня.


И напоследок. Вы играете в «Докторе Хаусе» почти уже два года. Какой Вы видите Тринадцатую ещё через два года?

Надеюсь, не мёртвой (Смеётся). Тут не угадаешь – она может ослепнуть, оглохнуть или стать безногой. Мне бы хотелось, чтобы она продолжала «исследовать» жизнь и была добра по отношению к самой себе. Не знаю… Она довольно властной может быть, может быть сможет возглавить больницу, а с Кадди быть отличными партнёрами. Или она может просто продолжать учиться у Хауса и в один прекрасный день сама станет превосходным диагностом.

Интервью переведено ellen
Копирование материала возможно только с разрешения переводчика
и при указании активной ссылки на сайт www.oliviawilde.ucoz.com!!!

Категория: Интервью | Добавил: ellen (2009-02-12)
Просмотров: 550 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Ваш профиль
Вторник
2017-05-23
9:51 AM

[ Управление профилем ]
Twitter Оливии
Видео с переводом
<
Случайное фото
чат
Музыка On-Line
Наш опрос
Тринадцатая....
Всего ответов: 185
Наш Баннер

[Получить Код Баннера]
Друзья сайта
Частная Практика/Private Practice - Русский фан-сайт
Фильмы онлайнФан сайт Марка Уолберга.
Фан-сайт Майкла С. Холла
88x31
Остальные
сайты-друзья
Статистика